Актеры

Главная » Болливуд » Sanjay Dutt

Санджай Датт - я не террорист
Kaante держится неплохо. Его актерское положение, наверное, хорошо, как никогда. Его брак с Реей Пиллаи вновь под килем. Но когда я встретился с Санджаем Даттом холодным январским вечером, все, что он мог, - это скрывать тревогу в своем голосе.
Слушание дела о взрывах в Мумбае только прошло, скоро будет вынесено решение. "Я провел бессонные ночи, размышляя над своим делом. Оно пугает, - доверительно сообщает осажденная звезда. – Лучше бы этого никогда не было. Репетиция принесла такой стресс. Меня это так потрясло. И помогло понять, что я должен знать законы земли: я не могу принимать свою свободу как нечто само собой разумеющееся".

Он постоянно вспоминает об этом, говорит он. "Однажды меня остановили на въезде в Лондон, и офицеры Скотланд-Ярда час допрашивали меня. И на въезде в Австралию меня тоже останавливали. В 9-11 я был в Штатах, на съемках Kaante, меня встретили два агента CIA. Это так нервирует, потому что я не террорист. Пожалуйста, я ни коим образом не в ответе за эти взрывы в Мумбае, убивать невинных людей неправильно. Не могу поверить, что меня обвиняют в таком ужасном преступлении".

Он также отрицает, что везде публиковавшийся записанный на пленку разговор с боссом преступного мира Чхота Шакилом имел место. "Я никогда и ни с кем не вел подобных разговоров. Я действительно не знаю, почему меня в это втянули. Даже эксперт по голосам сказал, что на пленке не мой голос, но это, кажется, никого не волнует. Да есть 50-70 кассет с такими разговорами. Почему они не публикуют все?"

Работа – это громадное утешение, говорит он. Во многих смыслах. Толпа, собравшаяся вокруг него около мумбайской церкви Мэри на холме, кричит в поддержку Санджая. Когда он взбегает по ступенькам церкви на съемках сцены из Munnabhai MBBS, они свистят и хлопают дубль за дублем. Некоторые девочки-подростки кричат, пытаясь привлечь его внимание. Санджай посылает им улыбку, которая вызывает еще большую истерию. Подобная сцена повторяется несколько часов спустя, когда он подъезжает к больнице Lilavati проведать друга и режиссера Kaante Санджая Гупту, поправляющегося после страшной аварии. Дома Санджу расслабляется с чашкой лимонного чая и говорит: "Я рад, что Kaante так хорошо идет. Потому что это значит, что мы достигли основной цели – снять фильм в духе голливудских фильмов".
Я осуждаю тех, кто в ответе за взрывы в Бомбее

Он не разочарован тем, что фильм не везде оценили, утверждает он. "Если честно, против фильма в основном ребята из кинобратства, а не массы. Несмотря на хорошие сборы, они все равно хают фильм. Торговые пандиты причитают: индустрия в кризисе, фильмы должны получаться хорошо. Но когда фильм получается хорошо, они не желают его принимать. В прошлом году фильм называли надеждой индустрии, теперь его хотят сбросить вниз". Ничего не вышло, зло заявляет он: "Люди будут говорить о Kaante, пока существует индустрия! – и продолжает. – Я знал, что Санджай сделает фильм, который станет очередной вехой. Никто не может спорить с тем, что в техническом плане фильм великолепен. Знаю, остальная часть индустрии может со мной не согласиться, но меня это никогда не волновало. И я, и Санджай сидели над сценарием, работали снова и снова. Я знал, что там должны быть эмоции, которые тронут публику. И мы сумели в чем-то потрясти людей".

С Kaante теперь и его актерское положение укрепилось. "Я всегда кидался на работу со всей страстью, на какую способен, - отмечает он. – К сожалению, мало кто это заметил. Может, потому что на съемках я люблю пошалить. Вы никогда не найдете меня в уголке, заучивающим диалог или репетирующим сцену. Не думайте, что это от недостатка преданности, она просто не видна". Если тебе 40 с хвостиком, ты уже должен уступить более молодым актерам эту гонку за деньгами. "Все дело в том, что я в душе по-прежнему ребенок, - смеется он. – Фитнесс и диета – это очень важно, особенно в моем возрасте. Я регулярно тренируюсь и сижу на очень жесткой диете. Но не гонюсь за чем бы то ни было".

Он размышляет: "В глазах зрителей я сегодня вижу огромное уважение. Думаю, это выше любви, - и продолжает. – Я очень много работал, чтобы достигнуть нынешнего положения. Мне ничего не преподнесли на блюдечке с голубой каемочкой. Я через многое прошел, борьба была жесткой. Я все еще расту как актер, потому что никогда не заявлял, что все знаю. Я и сейчас еще учусь".

Еще сегодня он учится говорить “нет”, утверждает он. Особенно после таких проектов, как Annarth и Hum Kisise Kum Nahin. Он объясняет: "Те фильмы были сделаны для друзей. Но я понял, что должен перестать играть в любимчиков. Никто здесь не приветствует доброту. Так что в конце концов я остаюсь в пролете. Больше не буду. Я удивил сам себя, научившись говорить нет".

То же самое касается слезливых историй и просьб дать взаймы. "Я мягкосердечный человек. Стоит мне услышать душещипательную историю, и эмоции захлестывают меня. Но жизнь преподала мне очень жестокие уроки. Мой банковский счет не просто маленький, он истощен. Отныне я буду помогать только тогда, когда уверен в собственной защищенности. Я так долго был эмоциональным идиотом, но пришло время перестать им быть".

Тем не менее, Датт-мл. и сейчас еще занимается благотворительностью. "Я делаю это для личного удовлетворения, а не для публики, - утверждает он. – Я много делаю для больных СПИДом, подверженных спазмам детей и для борющихся с раком организаций. Я организовал крикетный матч в память о техниках, погибших на съемках LoC.

Взрывы отразились и на его отношениях с дочерью Тришалой. "Я жду, когда будет закрыто дело, тогда я смогу навещать ее, когда хочу. Она бы рада приехать, но ее бабушка с дедушкой слишком заняты, чтобы привезти ее, - говорит он. – Суд отсоветовал мне забрать ее и привезти сюда, несмотря на то, что я ее биологический отец. Когда я вижу, что здесь творится, я понимаю, что там ей действительно лучше. Я постоянно общаюсь с ней по электронной почте и по телефону". К счастью для Санджая, за ним всегда прочно стоит его отец, Сунил Датт. "Он лучший папа в мире, - говорит эмоциональный Санджу. – В данный момент он очень занят на политической арене, много путешествует. У него поврежден позвоночник, но его это не останавливает. Хотелось бы, чтобы он больше отдыхал. Я миллион раз говорил ему, чтобы он взял себе выходной и отправился в Черный Лес или куда хочет, но он меня не слушает. Он слишком обязательный".

Что до слухов, что в их втором браке с Реей Пиллаи не все гладко, Санджай напоминает: "мы все еще вместе. В любом браке бывают проблемы, у нас тоже есть своя зубная боль. Но и только".

У нас с Реей есть причины пока не обзаводиться детьми, объясняет он. "Она так занята своими курсами Искусство Выживания, и я уважаю то, что она делает". Напоминаю ему его короткую попытку пройти курс выживания – и он посмеивается: "Я слишком нетерпелив, чтобы изучать этот курс. Я проходил три дня, а потом стал давать советы леди, которая нас учила!"

Он пропускает все слухи о своем так называемом романе с девушкой по имени Надия... и со многими другими. "Титул Казановы оставьте для кого-нибудь другого. Вокруг так много гораздо более красивых актеров, более достойных этого титула", - ухмыляется он.

Пьянство тоже в прошлом, уверяет он. Он говорит, что искал утешения в бутылке, когда на него начали давить с этим делом, и доверительно сообщает: "Я тогда много пил. Но совершенно перестал с 1 января 2003 года".

Теперь он в ожидании выхода на экраны нескольких своих фильмов. "Я в каждом фильме пробую у себя новую внешность. Еще я работаю над сценарием с Санджаем Гуптой. Это будет даже еще более темный фильм, чем Kaante. Мы назовем его Zinda, - откровенничает он. – Впереди так много всего".
Filmfare 03’03
Перевод с английского: Jyoti
 
 
Источник: http://www.priyaclub.ru 
Актер: Sanjay Dutt
Просмотров: 284 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Rambler's Top100  Diving centre, learn scubadiving, dive shop, boat, gear, club, center, liveaboard, vocation - worldwide scubadiving database.