Актеры

Главная » Болливуд » Aamir Khan

Вся пресса теперь стала такой, как была кинопресса 15 лет назад
Свадьбы знаменитостей, потерянные собаки, пьяные ссоры. Банальные новостные заголовки и продажность прессы. В беспрецедентном и очень откровенном интервью знаменитый актер Амир Кхан говорит с Шомой Чоудхари о прессе.
"Меня потрясло то, с какой злобой определенная часть прессы накинулась на Mangal Pandey. Это все равно что предрешить гибель фильма. Хотелось что-то сказать, но заявить, что фильм идет при заполненных залах, мне показалось абсурдным. Вот я и промолчал"

Амир, для Mangal Pandey вы собрали пресс-конференцию. А сейчас, когда на экраны выходит Rang De Basanti, вы держитесь совершенно в стороне от прессы. Почему?

Ну, причин несколько, так что постараюсь рассмотреть с разных сторон. Первая причина - я был крайне удивлен тем, с какой злобой определенная часть прессы накинулась на Mangal Pandey. Казалось, они заранее решили погубить фильм. В день выхода фильма на экраны вышло много статей, в которых говорилось о том, какие плохие у него кассовые сборы. Но ведь в день премьеры невозможно делать никаких выводов. Факт есть факт: первая неделя дала рекордные сборы, притом не только на окраинах. Так что если бы все те первые статьи содержали правду, то им бы следовало отметить рекордные сборы. Вместо этого повсюду выходили статьи о том, как все плохо. Поверьте, я говорю не об обзорах - они представляют собой частное мнение (людей и критиков), это вполне нормально. Я говорю о докладах о том, как продвигаются дела на рынке. Меня это действительно потрясло. Я не знал, как реагировать. Мне хотелось поправить то, что говорят и пишут, сообщить о настоящих сборах. Но почему-то я решил, что это будет неправильно: ведь я же заинтересованная сторона, и с моей стороны будет абсурдно говорить, что фильм идет с успехом. Мне казалось, что сборы должны говорить сами за себя, а вместо этого их подделывали. Я был потрясен такой злобой. И еще я разочаровался в большей части прессы, как телевизионной, так и печатной: если часть журналистов атакует фильм, то другая часть должна была встать и сказать: давайте произведем подсчет, прислушаемся к беспристрастному голосу цифр. Но нет. Так что на какое-то время я просто замолчал. Я просто не знал, как реагировать. Почему все так получилось? Я был смущен, если уж очень честно. Потому и хранил молчание.

Отсюда и ваше эмбарго на прессу?

Нет, как я уже сказал, причины разные. Помимо этого, за последний год или около того я был поряжен тем, о чем говорится в национальных новостях, опять же, как телевизионных, так и печатных. На мой взгляд, это крайне неприятно. В заголовки попадают постоянно какие-то странные и несущественные истории. Только сенсации и сообщения, которые затрагивают основные инстинкты людей. Я понимаю, телеканалы множатся каждый день, так что конкуренция и борьба за зрителей огромны. То же происходит и с газетами. В итоге они опускаются ниже плинтуса в своих попытках заполучить читателей или зрителей, поскольку зритель и читатель - читай деньги. Так что в конечном итоге в погоне за новой рекламой они разрушают то, что так важно для общества - сообщение новостей. Страна и общество, по большому счету, имеют право знать, что у нас происходит, причем подаваться все это должно с правильной перспективы, в правильной манере. То, что сегодня называют новостями, раньше размещалось на одной полосе, если не на половине. А теперь все это наши главные новости, а истории о фермерах, которые умирают, и другие, не менее важные, вещи, которые влияют на наши жизни, попадают на последние полосы. По-моему, это разрушительно и угрожает нам. Кто-то где-то стал Радхой - и это новость на всю страну; какая-то актриса потеряла свою собачку, чей-то роман закончился, а кто-то попал в больницу (все это чья-то частная жизнь), - но это новости на всю страну. Разумеется, людям интересна киноиндустрия и вообще мир развлечений, но не до такой же степени! Мы теряем наше национальное пространство, которое бы следовало использовать с большей пользой.

А почему вы решили…

Извините, я закончу то, о чем говорил. Все это повлияло и на очень личный аспект моей жизни - на свадьбу: я вновь почувствовал, как сходит с ума пресса (смеясь), пытаясь воспользоваться возможностью заработать денег. Пытаясь раздобыть фотографии, разузнавая, что мы оденем и как будут на это реагировать и что скажут мои дети… Решительно все. И повсюду воображение. Правда в том, что я уже потом звезда, а сперва просто человек, и я считаю, что имею право жить так, как хочу, особенно если это касается моей личной жизни. Если я женюсь и захочу поделиться своей радостью с близкими людьми, позвольте мне самому это сделать. Да, сообщите, что я женюсь, но это же одна заметка. Вряд ли это событие стоит на одном уровне с общенациональными новостями. Поведение прессы в те дни для меня было сплошным насилием. Наши якобы достойные газеты и телеканалы занимались одним и тем же. Немного шокирует. Особенно когда понимаешь, что все это они делают, просто чтобы срубить денег. Им были нужны зрители, они продавали время на своих каналах и заполняли его рекламными роликами. Печально, во что превратились сегодня в Индии новости. Вот почему еще я сидел и помалкивал. Я понятия не имел, как должен к этому относиться. Я действительно не знаю, как я должен на все это реагировать. (Раздраженно смеется) Обратиться к закону? Подать жалобу? Все это было крайне поучительно. Даже когда мы с семьей на три дня уехали в Панчгани, вокруг вились журналисты. Но близко их никто не подпустил, потому что, к счастью, сегодня я в том положении, когда могу себе позволить охрану, но другие не могут себе позволить и этого, а это несправедливо - что кто-то может вломиться к тебе в дом и начать снимать все, что он там увидел. Если кто-то пытается так со мной себя вести, мне хочется его остановить. И уж я постарался сделать это и до определенной степени сумел, еще сильнее досадив им всем. Они начали писать совсем уж чушь: якобы мой агент применил насилие. "Моя свадьба стала для прессы возможностью заработать денег. Я считаю, что как фигура публичная я должен озвучивать свое мнение всегда, когда это кажется мне стоящим. Сообщение новостей - это вопрос общенациональной значимости. Я понимаю, почему все происходит именно так, но простить не могу"

А что, и так писали?

Да, когда их не впустили, репортеры попытались все равно пробиться. Разумеется, их остановили, и они начли кричать: как вы смеете применять насилие? (Раздраженно смеется) А насилия не было. Им просто не позволили вступить в частные владения. Они использовали все возможные уловки. Я был и поражен, и огорчен, и удивлен. Вскоре после этого на экраны вышел Rang De Basanti. Я понял, что ни ментально, ни эмоционально не готов общаться со всеми этими людьми, с этим монстром, в которого превратилась пресса. С кем я должен говорить и что я должен сказать? Гораздо лучше просто промолчать. Если фильм от этого пострадает - значит так тому и быть, но, на мой взгляд, фильм силен сам по себе, и мы можем вместо журналистов использовать другие маркетинговые стратегии: выпустить рекламные ролики, заплатив за них. Что и сделали продюсеры. Конечно, они были встревожены тем, что я решил вообще не давать интервью, но, честно говоря, я был просто не в состоянии.

Мы еще вернемся к этому, но почему все-таки вы решили сейчас заговорить?

Я еще раз все обдумал и считаю, что как фигура публичная я должен озвучивать свое мнение всегда, когда это кажется мне стоящим. Сообщение новостей - это вопрос общенациональной значимости. Я понимаю, почему все происходит именно так, но простить такое поведение не могу. Я действительно считаю, что пресс-консул и прочие люди, в силах которых что-то изменить, должны посмотреть на этот вопрос серьезно. Я зайду еще дальше и скажу, что считаю, что нужно ввести какой-то закон для прессы. Газеты вроде The Times of India писали обо мне во время моей свадьбы много откровенной лжи. А ведь это одна из самых престижных газет в стране. Все остальные далеко позади. Но все ведущие газеты страны сегодня хотят лишь печатать фотографии обнаженных женщин, растягивая удовольствие, как минимум, на пять полос, причем, насколько я могу наблюдать, ежедневно (смеется) - не еженедельно даже, а ежедневно. Но, возвращаясь назад, я, разумеется, против цензуры и против того, чтобы прессу как-то урезали, но в то же время я считаю, что каждый в Индии имеет право на частную жизнь, и это право должно охраняться законом. Пока я не сделал ничего противозаконного - в этом случае, пожалуйста, вторгайтесь в мое пространство - до тех пор я не позволю вам входить в мой дом и продавать свои каналы и номера, заигрывая со мной.

А как насчет журналистских расследований?

Они однозначно должны быть обусловлены публичным интересом. Но истории о старлетках и диване, через который лежит путь на экран, что предлагает India TV, прежде всего, не являются общенационально интересными. Во-вторых, если такая история поднимается, то только когда женщина не хочет спать с мужчиной, а он принуждает ее. Журналисты же представляют это так, будто она едва ли не соблазнила его.

Пресса объясняет это тем, что таковы вкусы читателей. Думаете, это правда или чистая отмазка?

Знаете, журналисты часто спрашивали меня - да и других кинопроизводителей: почему вы снимаете ерунду? Все эти абсурдные фильмы, основанные только на драках или только на сексе? Зачем кинопроизводители так часто создают пустые фильмы? Что с того, если они апеллируют к основным инстинктам определенной прослойки зрителей? И все же у них есть определенные границы. Помните: кинопроизводители все же просто развлекают (смеется), а профессия журналиста более ответственна. Босс, должны быть какие-то рамки. Да, у людей потребности самые разные. Могу перечислить еще с десяток - но будете ли вы на них ориентироваться? Вы газета, собрание новостей? Если нет - перестаньте так себя называть. Перестаньте называться новостным телеканалом. Назовитесь как-то иначе. Вокруг много развлечений. Вы можете заниматься чем угодно. Но если вы обязались снабжать людей новостями, то вы действительно новостной канал или газета. Если вы нацелены на другие какие-то потребности - не называйте себя так. Понимаете, медиабароны и высшее руководство просто ищут короткий путь к деньгам, но при этом разрушают общество. Наши любимые люди живут в этом обществе: родители, дети - и все страдают от этого.

Пойдем дальше…

Знаете, лет 10-15 назад, может, больше, когда я был актером, который еще только начинал свой путь в кино, такой стала кинопресса. В первые же два-три года я понял, что кинопресса совершенно абсурдна и пишет, что хочет. Фабрикует новости, использует воображение, стремясь сделать все по-быстрому. В итоге я совершенно перестал общаться с кинопрессой. Мне тогда говорили: это опасный шаг, ты отрываешься от собственных поклонников. Обычные газеты тогда не писали о фильмах, у нас не было сотни телеканалов - только Doordarshan, так что, не общаясь с пишущими о кино журналами, я действительно оказался отрезан от своих поклонников. Я это понял, но предпочел придерживаться такой тактики и вот уже 15 лет не общаюсь с той прессой, чем весьма доволен. Сегодня то же творится и с обычной прессой. Насколько я могу судить, единственное, что мне остается делать - это ограничить свое общение с прессой - печатной или телевизионной, и общаться исключительно с теми немногими репортерами, с которыми у меня до сих пор получается вести разговор и которые подадут все аккуратно; с теми изданиями и журналистами, чью работу я уважаю и с которыми мне действительно доставляет удовольствие общаться. Я перестал читать и смотреть большинство печатных изданий и телеканалов. Хочу заметить, что это не из-за того, что они пишут лично обо мне, - просто сегодня я вижу, что подача новостей стала абсурдной. Именно так. "Если я сделаю что-то противозаконное - пожалуйста, вторгайтесь в мое пространство. Но личные разговоры двух человек? Мне грустно так говорить, но меня шокировала газета Hindustan Times, напечатавшая расшифровку телефонных переговоров Салмана"

Как вы считаете, каковы вообще внутренние принципы журналистики?

Прежде всего, она должна быть смотрибельной! Если шире, то мне кажется, что в плане подачи новостей перед журналистами стоит огромная ответственность. Они должны быть аккуратны в своих докладах и должны всегда взвешивать, какие новости более важны на национальном уровне в смысле своего влияния на людей и на жизнь, а не искать игривые подробности из жизни какой-нибудь знаменитости. Возьмите, к примеру, эти пленки с записью разговоров Салмана Кхана, которые опубликовала Hindustan Times в Мумбаи. Когда газета такого уровня - мне грустно так говорить - публикует личные разговоры человека... Мне все равно, Салман это или кто-то другой и считает ли его общество плохим или хорошим - это совершенно не важно. Я говорю о том, что каждый человек имеет право на личные разговоры со своей подружкой, пусть даже бывшей. Это личные разговоры. И если полиции по какой-то причине нужно вести их запись, то, возможно, у них есть на то законное право, если они все сделали как положено и если то, что они делают, они делают на благо общества и для контроля преступности. Это я могу понять. Но это не должно становиться достоянием гласности. И если это попадает в газету, то газета должна принять решение не печатать и не предавать это огласке. Между прочим, полиция должна следить за тем, чтобы пленки не гуляли по всей стране. Они не должны предаваться огласке. На мой взгляд, надо преследовать газеты, которые вторгаются в частную жизнь.

Так какие газеты вы читаете и какие каналы смотрите?

Tehelka, The Hindu и The Indian Express. От всего прочего отказался. Может, есть какие-то еще издания, о которых я не знаю (региональные газеты, которых я не читаю), но которые хорошо работают. Но как гражданин своей страны за час или полчаса новостей, что я смотрю по телевизору, я бы хотел услышать новости социального и национального значения. Вовремя и хорошо изложенные. Хороший репортер должен вкладывать свою энергию в то, чтобы правильно преподнести новость, хорошо расследовав дело и хорошо рассказав об этом. На журналистские расследования должно тратиться время, должны обсуждаться важные проблемы. Если я захочу узнать что-то о шоу-бизнесе, то это должны быть отдельные передачи. Все, кто хочет знать, чья собака умерла и чей кот нашел себе невесту (смеется), - это для вас, смотрите в свое время и что хотите.

Так какой же телеканал вы смотрите?

Doordarshan.

Ха. Вы шутите…

Нет, я серьезно. Когда я хочу развлечься, я смотрю другие каналы. Теперь на всех новостных каналах есть закадровая музыка, которая иллюстрирует, подчеркивает или создает настроение при показе потопа или землетрясения. Есть закадровая музыка даже для похорон! Это шокирует. Остается только писать диалоги и вставлять спецэффекты! И все (смеется). По крайней мере, Doordarshan успокаивает. Без эмоций репортеры рассказывают о новостях. Никто не орет: "Горячие новости! Как вы думаете, что случилось?" Никакого драматизма, никакой театральности, никаких глубоких вздохов, никаких слез, никакой закадровой музыки!

Как вы считаете, есть разница между новостными каналами на хинди и на английском?

Я бы сказал, нет. Потому что, как только происходит нечто сенсационное - или то, что какой-то канал считает сенсационным, - все тут же стараются пустить это в эфир и не остаться позади других. И тут начинается соревнование за "горячие новости". Думаю, некоторые телеканалы должны просто встать и сказать: мы не будем это делать. Пусть мы потеряем часть зрителей на месяц, но зато потом они вернутся и приведут с собой новых. Новостные каналы должны искать индивидуальность. Когда люди хотят новостей, они идут именно на эти каналы. В данный момент каналы на хинди и на английском подают новости совершенно одинаково.

NDTV и CNN-IBN позиционируют себя как особенные. Думаете, это так?

Когда NDTV только появился, это действительно был канал, который я уважал, он пытался делать нечто новое. Я очень уважал Пранноя и его команду. Но с годами и в особенности за последние месяцы он стал работать очень плохо, и мне грустно это говорить, но ускользает именно проблема. CNN-IBN - новый канал, который начал свой путь. Так что да, для своего уровня они выполняют свою работу хорошо, и все же они увлеклись тем, чем увлекаться не должны были. У них не хватает смелости совсем держаться в стороне от всего этого. И это разочаровывает. Я думаю, им бы следовало, потому что это принесло бы им больше зрителей. Они ничего на этом не потеряют. То, как пресса освещала беспорядки в Гуджарате и убийство Джессики Лал, можно назвать положительными примерами работы журналистов. Это темы, о которых нужно сообщать. Они влияют на жизнь, они говорят о выживании.
А как насчет самих ведущих журналистов? Радждип Сардесаи, Баркха Датт, Вир Сангви, Шекхар Гупта…

Я не могу судить их по отдельности, потому что мало видел их за работой. Все они определенно способные журналисты, с острым умом, очень умные люди. Я просто не уверен, что среда, в которой они сегодня работают, не испортит их, что они смогут ей противостоять. Я не говорю конкретно о них, но это задача любого журналиста и этого я жду от любого журналиста. Но анализировать их работу… если бы мог, я бы это сделал, но вряд ли я могу, пока не увижу их больше в действии. Балансировать между коммерческой ценностью и чистотой всегда было нелегко. Мы на Tehelka все время с этим боремся. Уверена, и другие борются. А как вы перебороли это в собственной жизни? Каким знакам вы следуете, когда принимаете какие-то решения? Я имею в виду, есть фильмы типа арт-хаус, в которых вы не снимаетесь…

А с чего вы решили, что я отказываюсь от фильмов типа арт-хаус? (Смеется) Просто интересно.

Ух-х - хороший вопрос. Я хочу сказать, Earth, 1947 был снят именно в этом жанре - арт-хаус, у него даже не было традиционного выхода на экраны. Так что, во-первых, неправда, что я никогда не снимаюсь в фильмах типа арт-хаус. И я не люблю само слово "арт-хаус", потому что для меня все фильмы - это искусство.

Это сокращенное определение фильма, который…

Ну хорошо, давайте определим его как фильм, который вряд ли станет массовым хитом, и я с радостью замечу, что у меня таких несколько. И если они все же привлекли массы - это отдельная тема. Lagaan - это фильм, который никто не желал снимать. Ну не видел никто в нем большого потенциала, не предполагал никто что он способен сделать хорошую кассу. Rang De Basanti тоже был не похож на кассовый хит. Sarfarosh, опять же. И я до сих пор ищу темы, которые даже в меньшей степени способны привлечь массы, так что для меня это не вопрос. Я расскажу вам, как я работаю. Сейчас для меня важно лишь, чтобы то, что я делаю, творчески вдохновляло меня. Уже после того, как что-то привлекает меня и я хочу участвовать в этом проекте, я начинаю смотреть на коммерческую ценность и делаю все, чтобы фильм снимали с бюджетом, который сделает его коммерчески успешным. Если это нечто совсем уж нетрадиционное, я сделаю все, чтобы режиссер снял фильм с бюджетом, который хотя бы окупится. Вот так я нашел свой баланс. Так что я не выбираю проекты, которые, по моему разумению, сделают большую кассу, а затем пытаюсь сделать их творчески интересными. Я выбираю то, что мне творчески интересно. И здесь я не иду на компромиссы со своими инстинктами и своими эмоциями. И если уж я что-то выбрал, то стараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы это сработало. Что до взрывов в Варанаси, то как мусульманин я должен сказать вот что: любой, кто считает себя мусульманином, но приводит в исполнение терракты и убивает невинных людей, на самом деле не мусульманин. Это человек вообще без веры.

А есть в журналистике счастливые примеры здорового баланса?

Понимаете, должен сказать, когда имеешь с чем-то дело, то в определенных областях коммерческая ценность важна, но может все же отойти на задний план. Например, новости - будь то газеты или телевидение. Отвечая на ваш вопрос, на ум приходит, например, BBC: не знаю уж, сколько они там зарабатывают, но они не отказались от своего новостного канала. С некоторыми их историями можно не согласиться, но в целом они делают свою работу хорошо.

Короче, возвращаясь к новостным сюжетам и их тривиальности. Можете назвать кого-то еще?

Их много. The Hindustan Times дважды напечатали совершенно лживую новость о том, что я якобы женился на Прити Зинта! В Asian Age вышло три или четыре интервью, которые я не давал! Седьмой канал как-то показал интервью якобы со мной, хотя на деле это было не мое интервью. Это было в то время, когда огласке предали пленки с записями разговора Салмана Кхана. Какой-то канал попросил меня высказаться. Я сказал что-то в прямом эфире. И вдруг мне звонит моя сестра из Бангалора и говорит, что смотрит по 7 каналу мое якобы телефонное интервью, но голос не узнает. Ведь я же твоя сестра, я хорошо знаю его, говорит она. Я не давал никакого телефонного интервью, так что это был кто-то другой, назвавшийся Амиром Кханом! Во время бомбейского потопа поначалу все было так плохо. Но через несколько дней вновь пошел дождь. Теперь я живу в Бомбее и могу сказать, что во второй раз такого потопа не было. Я вел машину по скоростной трасе, побывал в нескольких местах, - в тот день Бомбей не был блокирован. Но в новостях утверждают, что был. Показывались кадры первого потопа, но никто не сказал, что это старые кадры. Опять же, на приеме в честь Rang De я познакомился с одним парнем. Я понятия не имел о том, кто он. Он сказал, что он из Mumbai Mirror, и попросил у меня интервью. Я сказал, что не даю интервью. На что он спросил почему. Возможно, я в одном-двух предложениях пояснил, почему не общаюсь с прессой. И вот я узнаю, что дал эксклюзивное интервью Mumbai Mirror, да еще Delhi Times воспроизвели его! Еще один пример того, как пресса переходила грань: когда заболел мистер Баччан. Думаю, в его возрасте все могло быть очень опасно. Абхишек как-то упомянул при мне, что даже в больницу отца вез с препятствиями!

Мы говорили о тривиальности и беспочвенности новостей. Не могли бы вы назвать несколько хороших случаев подачи новостей?

Среди положительных примеров я бы назвал то, как пресса осветила гуджаратские беспорядки и случай с Джессикой Лал. Конечно, есть истории, о которых надо писать. Когда гибнут тысячи людей, конца происходит геноцид, сильные мира сего могут пожелать прилизать или подвергнуть цензуре то, что показывает пресса, но это их ответственность - показать правду и истинное лицо сильных мира сего. Это вещи, которые нужно расследовать, - так расследуйте же, ради Бога! Вы имеете дело с человеческими жизнями, это вопрос жизни и смерти, вопрос качества жизни, которую мы ведем. Но так часто журналисты не умеют проводить расследования по вопросам, по которым их следовало бы проводить. Возьмите хоть случай с взрывами в Варанаси. Здесь мне бы хотелось говорить сразу на двух уровнях. Как мусульманин я думаю, это очень грустно - что люди до сих пор не до конца ясно, кто все это организовал. Теперь новости я смотрю на Doordarshan. Теперь на всех новостных каналах есть закадровая музыка, которая иллюстрирует, подчеркивает или создает настроение при показе потопа или землетрясения. Есть закадровая музыка даже для похорон!! Это шокирует. Остается только писать диалоги и вставлять спецэффекты!

Появилась новая исламистская террористическая группа...

Что я как мусульманин хотел сказать - так это то, что любой, кто считает себя мусульманином, но приводит в исполнение терракты и убивает невинных людей, на самом деле не мусульманин. Это человек вообще без веры. Это не зависит от религии; будь он хоть индуист, хоть христианин, хоть сикх: когда убиваешь невинных людей, ты не верующий человек, не божий человек, не религиозный человек. Я не считаю, что таких можно считать мусульманами, индуистами или христианами. Мы должны считать их просто преступниками, и их религия совершенно не важна. С ними не только власти, но и общество должны обращаться, как с преступниками. Такие события пропагандируют только нехватку недоверия и дурные чувства по отношению к другим общинам, какие бы общины ни брать во внимание. Действия отдельно взятого индуиста, или мусульманина, или христианина нельзя воспринимать как то, что считает правильным вся община. Говоря так, я также имею в виду, что нам действительно необходимо выяснить, кто стоит за всем этим. И меня немного удивляет, что власти так легко находят исполнителя, одного или двух человек, через пару часов, максимум через пару дней после случившегося, и убивают в перестрелке. Интересно, а почему бы им не делать это до случившегося? Что, так легко найти преступника? Если так, почему мы не можем раскрыть их еще до совершения ими преступления? Добавлю здесь роль прессы, которая убежденно заявляет, что все это сделал некто из некой группировки. Мы знаем, что кто-то был убит. Мы видим мертвое тело, но не знаем, кто это. Никто не знает, кто подложил бомбу в храме. Сегодня это храм, завтра мечеть, послезавтра церковь или рыночная площадь. Забота властей - узнать, кто за всем этим стоит, а забота прессы, по-моему, - расследовать, правду ли нам сообщают власти. На самом деле, даже об этом должны говорить на всех телеканалах и в газетах. Что происходит с журналистами? Это вопрос национального значения.

Все дело в том, что на звездах делают деньги. Для тех, кто занимает большое место в сознании масс, разве не очевидно, что пресса выходит на них исключительно ради денег, и разве не из-за денег же они идут на контакт? Это ведь симбиоз, правда?

Я понимаю, о чем вы. Но прежде всего я хотел бы сделать кучу дел, и не из-за денег. Интервью я даю не для того, чтобы заработать, а чтобы пообщаться с людьми. Во-вторых, я определенно не хочу какие-то личные события в своей жизни, такие как свадьба, превращать в деньги. Так что да, знаменитости и журналисты могут создавать взаимовыгодные для себя ситуации, но только когда ситуации действительно выгодны для обоих. Во-вторых, это никак не должно влиять на право журналиста или газеты писать правду. Ваши отношения со знаменитостями не должны быть такими, чтобы нельзя было написать правду, и если он делает нечто абсурдное или неправильное, об этом можно и нужно писать, но вы ведь делаете на нем деньги, так зачем же писать об этом? Вы не решаетесь убить курицу, несущую золотые яйца. Поэтому я и говорю, что должна быть определенная дистанция. Думаю, все нужно делать один на один. Если происходит определенное событие или если идет интервью, во время которого обе стороны в прибыли, то ради Бога, но это не должно превращаться в правило и не должно происходить всегда.

Возвращаясь к тому, с чего мы начали, вы сказали, что пресса отнеслась к Mangal Pandey враждебно. Но она определенно была куда добрее к Rang De?

Знаете, после того, что произошло с Mangal Pandey, я упомянул свои соображения режиссеру и продюсеру Rang De, Райкейшу Мехра, сказав, что, если я не ошибаюсь, все может повториться. До выхода фильма на экраны были определенные признаки, но я думаю, что Ракейш и продюсер Ронни сделали все от них зависящее, чтобы сгладить эффект. Но хочу еще раз остановиться на том непропорционально большом интересе и разговорах, которые окружали прохождение фильмом цензуры. Но это же не новость для первых полос! Палата цензоров еще ничего не сделала, а пресса уже шумит. Я впервые говорю об этом и прямо заявляю, что наш опыт сотрудничества с министром защиты, главами палаты и другими официальными лицами был более чем позитивным. Они отнеслись к фильму достаточно зрело и не урезали нашу творческую свободу ни в коей мере. Так что все эти разговоры о препонах в прессе совершенно не обоснованны.
  • Earth, 1947 - Земля 1947 года (Формат АВ)
  • Lagaan - Лагаан: Однажды в Индии
  • Sarfarosh - Злой умысел (Триада Фильм)

http://tehelka.com 04.2006
Перевод с английского: Jyoti
 
Источник: http://www.priyaclub.ru 
Актер: Aamir Khan
Просмотров: 235 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Rambler's Top100  Diving centre, learn scubadiving, dive shop, boat, gear, club, center, liveaboard, vocation - worldwide scubadiving database.