Актеры

Главная » Болливуд » Aamir Khan

Самый уважаемый молодой актер Болливуда, Амир Кхан
Амир Кхан – самый уважаемый в Болливуде молодой актер, он начал устанавливать в киноиндустрии стандарты, когда первый в своем поколении стал выбирать и отбирать свои роли, настаивая на одном фильме в одно время и все время и энергию посвящая подготовке к съемкам. В 2001 году Lagaan (“Лагаан: Однажды в Индии”), в котором он исполнил главную роль и продюсером которого он был, номинировался на премию Оскар. 38-летний актер возвращается на экраны, исполняя главную роль в паре с Айшварией Рай в фильме The Rising – истории индийского мятежа 1857 года, в котором народ восстал против британского колониального правления. Он побеседовал с корреспондентом журнала TIME Алексом Перри в своих апартаментах в Бомбее, где готовился к новой роли.

Что происходит с Болливудом?
Все действительно очень быстро меняется. Индийское кино последние 12-15 лет явно двигается по альтернативному пути, но сейчас мы видим этом более явственно. Когда я только начинал, новые формы мышления встречали огромное сопротивление, которое сейчас значительно уменьшилось.

В 50-х и 60-х снимали действительно хорошее индийское кино, но в конце 60-х и в 70-х начался постепенный упадок, и конец 70-х и 80-е едва ли были хуже. Наконец, в конце 80-х, снова начали снимать хорошие фильмы, использовать музыку, но с умом. Тогда множество кинолюбителей устали от того, что снималось. Было что-то вроде: “Вашу мать. Мы больше не желаем это жрать”. Зритель меняется, ему нужно новое. Собственно, это потрясающе, насколько быстро изменились люди: был один телеканал – стало 100, причем это не был естественный рост. На зрителей обрушилось много нового, причем не из Индии.

Как бы там ни было, теперь люди создают хорошую работу, как и прежде, но совершенно по-другому. Люди внезапно захотели экспериментировать с идеями: фильмы, что снимаются сегодня, не вышли бы на экраны лет 10-15 назад. Совершенно иной уровень страсти, цельности и обязательств. Как киноиндустрии нам есть чему учиться, но сейчас мы строимся.

Вы хотите отойти от Болливуда?
Нет. Наше кино мне близко, я готов его защищать, я его часть. Я счастлив, когда снимаюсь в индийских фильмах и работаю в той музыкальной форме, которая у нас сохраняется. Конечно, Болливуд может быть ужасным, но в своем лучшем виде это прекрасная форма. Здесь есть определенный уровень страсти и восторга, уровень эмоций. Было бы ужасно все это потерять.

Музыка, песни и танцы – также часть нашей культуры и наших традиций. Мы ни от чего не отказываемся в своей истории. Но Болливуд – это не то, на что я смотрю свысока. Когда говорят, что “Индийские фильмы – это болливудские мюзиклы”, я думаю, что это здорово. Если фильм хорошо снят, то это как опера. И это может быть действительно классно. Когда он снят плохо – это плохо, но это как всегда. В Lagaan в первой песне набегают тучи, и деревенские жители радуются, что будет дождь. Можно было бы снять без песни, но тогда этот момент затерялся бы, а так он выделяется, заставляя вас сильнее прочувствовать, привлекает к сюжету.

Но порой песни эти просто чепуха. Ну вы знаете, вся эта беготня по шведским Альпам посреди сюжета.
Есть такие фильмы, сюжеты, которые сняты без чувств: внезапно герои оказываются в шведских Альпах, за ними 40 танцоров. Нет, мне это не нравится. Я всегда плохо воспринимал фильмы, которые снимались вне Индии. Я не могу это видеть.

Но, с другой стороны, я твердо убежден, что у нас здесь немало талантов, у нас огромный потенциал, который способен развлечь весь мир, и мы должны делать это так, как мы делаем. Не думаю, что мы должны прогибаться под других. мы должны сохранять свой собственный стиль подачи сюжета.
Еще один момент – очень позитивное раскрытие сюжета. В этом много надежды, мало цинизма, а для меня это и есть кино. Life is Beautiful (“Жизнь прекрасна”) – вот фильм, который двигает: он больше всей жизни. Говорить величаво и демонстрировать высокие эмоции.

Так что я более чем доволен, снимаясь для индийского зрителя. Что меня вдохновляет и что меняется – так это то, что теперь мы можем развлекать зрителей всего мира. И мы должны этим воспользоваться, но не отходя от собственных зрителей. Есть кинопроизводители, которые нацелены на западного зрителя. Но мне не интересно снимать “Крадущего тигра, затаившегося дракона” или искать, какое поведение будет иметь успех. Я хочу играть в фильмах, в которые верю, и если они интересуют международного зрителя, то это здорово. Lagaan – вот пример типичного индийского кино, который видел весь мир, хотя он вовсе не задумывался для международного показа.

Это сложно – выбирать фильмы, в которых вы хотите работать?
Первый фильм, в котором я снялся, никто не захотел покупать. В ту пору система звезд была крайне негибкой, всюду снимались действительно незрелые боевики. А это была история любви, достаточно зрелая, очень тонкая, да еще парень с девушкой в конце погибают. На рынке на фильм смотрели с подозрением, его чуть не отказались выпускать на экраны. а потом, когда фильм вышел на экраны, он стал глотком свежего воздуха. Как раз тогда люди стали возвращаться в кинотеатры.

Так что это восхитительное путешествие, но я плыву против течения и пытаюсь делать свое дело. Я не пытаюсь сотворить великие перемены, но хочу делать то, что я хочу, во имя Христа. Сейчас мне все меньше и меньше нужно коммерческое кино.

Но так было не всегда, ведь верно?
Когда я только-только пришел, актеры снимались по 30-40 фильмов в год. За те шесть месяцев, что снимался мой первый фильм, я подписал еще восемь контрактов. И не мог с ними управиться. Когда я начал работать, я понял, какой это абсурд: надо работать по 16 часов в день на протяжении трех-четырех лет, по две смены в день. Потом те восемь фильмов начали выходить на экраны и проваливаться один за другим: все это были ужасные фильмы. Но это был опыт, который я усвоил, и, закончив эти фильмы, я начал выбирать. С тех пор я работаю над тем, чтобы мне предоставляли возможность работать именно так, как я могу. Мне понадобилось для этого время. На самом деле, я был крайне упрям. Я сказал “нет” многим очень хорошим режиссерам. Но, думаю, если бы не сказал, я бы не выжил.

Понимаете, мне нужно чувствовать, что мне нравится то, что я делаю, чтобы делать это хорошо. И мне нужны зрители в Бихаре [Восточная Индия]; мне нужно, чтобы парень оттуда любил меня.

Вы всегда были уверены в своем выборе?
Нет, я до чертиков боялся. Пресса списала меня со счетов как актера, которого хватило на один фильм. говорили: “Он что, сошел с ума? Да он же отказывается от работы”. Но мой страх и неуверенность... я не позволял им заставлять меня принимать легкие решения. Я шел на риск, потому что просто не мог заставить себя сниматься в определенных фильмах, определенным способом. Сниматься в один день в двух фильмах – это нелепо. Так что, когда я снимал свой собственный фильм, Lagaan, я сказал: Я всегда хотел одной съемочной смены, так что давайте делать синхронное озвучание”. И то же самое происходит с The Rising: это 22-недельная съемка.

Насколько велика в Болливуде проблема криминальных денег?
мы должны осознать, что криминалитет – это составная часть нашего общества, его в Индии полно. Трудно надеяться, что они не станут вмешиваться в каждый аспект нашей жизни. Так что да, есть, но не выходит за рамки. Люди киноиндустрии родом не с Юпитера и не с Марса, все мы члены одного общества, и моя честность равна честности других людей, точно так же как мой инстинкт выживания равен инстинкту выживания других людей. Давайте смотреть правде в глаза, киноиндустрия – это поле, привлекательное для людей, особенно для тех, кого интересует сила и власть. Есть области, где криминалитет существует и вмешивается в деятельность администрации, закона, полиции и политики. Люди этих районов указывают на нас, стараются таким образом отвлечь внимание. И меня это злит, потому что пресса потакает им.

Становится ли Болливуд более профессиональным?
Все становится более организованным. В 50-х снять фильм – это занимало лет девять. Уж не знаю, как они это делали. Но, что плохо – так это когда все заходит слишком далеко, все замерено и просчитано: тогда невозможен творческий подход. Большой бизнес может отравить развлечение.

Почему вы остановились на The Rising?
Мне нравится концепция компании, которая штурмом берет всю страну и правит ею на протяжении 100 лет, и взаимоотношения между властью, деньгами, наркотиками и оружием. Сюжетные ходы восхитительны – взаимоотношения меж двух культур.

А как насчет вашей партнерши, Айшварии Рай?
Когда мне предложили фильм, другие исполнители еще не были известны. Но я думаю, что в ней большой потенциал как актрисы, так и звезды. Она крайне популярна здесь и в силах завоевать зрителей вне Индии. Она талантлива и крайне красива, а по части поклонников с ней даже Джулия Робертс не сравнится.

А как насчет нового всплеска интереса Запада к Болливуду?
Все происходит так быстро. После Lagaan, на церемонии награждения Оскара, мне предложили 30 сценариев. Очень много фильмов снимают у нас. Но это не значит, что теперь все 1,000 болливудских фильмов, что были сняты в этом году, выйдут по всему миру. Просто теперь о Болливуде услышали, попробовали его на вкус, и я думаю, что на какое-то время индийским фильмам обеспечен массовый зритель, а потом будет плавный отток. Но какая-то часть останется. Индийское кино может вызывать привыкание, оно увлекает. Часть его – чепуха, но ты просто смотришь и ничего не можешь с собой поделать.

О чем я беспокоюсь – так это о том, что много наших талантливых ребят могут перебраться на Запад. А это не то, чего бы я хотел для своей страны.
http://www.time.com/time/asia/covers/501031027/int_khan.html
Перевод с английского: Jyoti
 
Источник: http://www.priyaclub.ru 
Актер: Aamir Khan
Просмотров: 190 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Rambler's Top100  Diving centre, learn scubadiving, dive shop, boat, gear, club, center, liveaboard, vocation - worldwide scubadiving database.